Глава вторая

ШАГИ САМОВЛАСТНОГО ГОСУДАРСТВА




Существующая ныне хрематистика основана на ростовщическом проценте, как базовом элементе, из которого, как из бутона развёртываются лепестки дурнопахнущего «цветка».

Ростовщический процент изымает из экономики суммы, достающиеся клану ростовщиков просто так, за «временную аренду» денег. Эти суммы НЕ ВОЗВРАЩАЮТСЯ обратно в нормальный денежный оборот, а служат как сверхпотреблению, так и сверхвозможностям клана ростовщиков, которые те вольны конвертировать во что угодно: как во благо общества (так бывало и бывает, но достаточно РЕДКО, чтобы говорить об этом, как о системном факторе), так и во вред (так происходит чаще всего). Несправедливость распределения огромных сумм, изымаемых ростовщиками из экономики ПРОСТО ТАК, и распределяемых затем среди их узкого слоя, если сравнить с остальным количеством людей общества, настолько велика, что превращает экономику в хрематистику одним только этим аспектом. Следовательно, ростовщический процент должен быть убран из финансовой системы, как предпосылка для вступления в действие финансов, основанных на другом принципе. Его можно убрать как законодательным способом, через давление людей на выборные органы, так и самовластным произволом людей, понимающих, что такое ростовщичество и принцип его действия до деталей. Занятие ростовщичеством должно быть признаваемо уголовно наказуемым преступлением вплоть до полного исчезновения денег, до наступления безденежности экономики.

Иной принцип организации финансов заключается в том, что деньги в массе своей НЕ ДОЛЖНЫ расти, начиная с какого-то момента, вообще. Этот момент может быть определён так далеко отстоящим от момента принятия о нём решения, как сложатся к тому обстоятельства или как может решить этот вопрос само общество.

Для включения в «работу» иного принципа организации финансов может быть принят закон о наделении какого-либо исполнительного органа власти функциями слежения за соответствием количества производимых продуктов и услуг и количеству имеющихся денег в том плане, чтобы рост количества производимых продуктов и услугу «встречался» массой денег снижением цен на эти продукты и услуги. Это «сталинская», 1947-1952 гг, схема. Известная, но многими забытая.

Принцип фиксации количества денег в стране (России) может быть отдалён по времени и подготовлен с помощью предварительных мер, к примеру, через введение на законодательном уровне нулевой ставки Центробанка по кредитам с предварительным, на несколько лет, кардинальным снижением этой ставки до почти нулевой отметки. С тем чтобы общество на этом примере увидело благотворность хотя и по-прежнему ростовщических кредитов, но уже с почти нулевой ставкой и спокойно бы приняло последующее управленческое решение о переходе к безпроцентности кредитов. БЕЗПРОЦЕНТНОСТЬ или БЕЗПРОЦЕНТНОЕ КРЕДИТОВАНИЕ – это ещё один термин данной книги.

После нескольких лет (или десятков лет) безпроцентного кредитования, вопрос о демёредже, т. е. о включении ДАРЕНИЯ какой-то части кредита (его невозврате: полном или частичном) кредитору будет решаться на уровне свободного принятия решения «владельцев» тех или иных сумм: самоуправлений, государственных органов, групп граждан, семей и частных лиц. Таким образом ДАР будет «гасить» само понятие КРЕДИТ, а демёредж – как термин – будет «умирать» за ненадобностью употребления, будучи рано или поздно напрочь вытеснен дарением.

Видится логичным, одновременно с принятием закона о неувеличении массы денег, запретить наличные единоразово, либо, в связи с вышеизложенными шагами по количественной фиксации денег в стране, массово вводить в жизнь безналичные платежи, уничтожая, по выводе из оборота, наличные деньги, приравняв деньги к тому, чем они, собственно, и являются – к битам экономической информации. К моменту, когда масса наличных денег в стране станет ничтожной (к примеру, 0,5% от общей массы), наличные можно будет и единовременно и запретить.

В любом случае, даже процесс остановки или резкого уменьшения печатания денег, с одновременным снижением процентной ставки по кредитам – уже хорошо, но цель всё же другая: в фиксации количества денег с последующим их полным уничтожением, вытеснением из жизни общества.

Одновременно с законом о неувеличении массы денег и переводе массы денег на безналичную основу следует произвести и налоговую реформу, которая заключается в том, что все налоги упраздняются за ненадобностью, а бюджет начинает формироваться с РАСХОДОВ граждан и предприятий. При оплате одного лица (неважно физического или юридического) другому лицу государство начнёт взимать налог на транзакцию. Этот налог будет универсален для всех без исключения и будет составлять процент от транзакции. Допустим, 1%, или любая другая величина, которую планирующие органы государства предварительно выработают, исходя из общественных и государственных нужд. Бюджет, в основном, будет формироваться только из этих денег (международные расчёты будут обсуждаться далее).

Ещё один шаг касается недопущения вовлечения частных интересов людей с «неоптимальной», для выстраивания ненапряжённых отношений в обществе, психикой в функционирование финансов. Финансовая система, как кровеносная система всего «организма» общества – должна быть изъята из частных рук и перейти под полное общественное (государственное) управление. Банки и другие финансовые организации должны превратиться в одну из государственно-общественных служб, чья задача – проводить и регистрировать транзакции физических и юридических лиц между собой. Учитывать, на манер статистики, перемещения масс денег.

И последний шаг – переход к «обезпечению» рубля энергией (раскрывается ниже).

Таким образом, переход от хрематистики к экономике заключается в комплексе мер, которые надо вводить последовательно внутри страны. Далее мы опишем их более подробно.

Основой новых денег становится энергия (киловатт-час=1 рублю).
Происходить это будет следующим образом: для максимального удобства слежения за денежной массы, номинал денег «привязывается» к вырабатываемой электроэнергии, где инвариантом прейскуранта денежной единицы (1 рубля) становится киловатт-час. При введении в строй новых энергомощностей, а соответственно повышении количества производимых киловатт-часов, соотношение единицы денег и киловатт-часа будут меняться таким образом, чтобы уравнять неизменную денежную массу с увеличенным количеством энергии. Происходить это должно примерно так: допустим, в 2020 году единица денег (1 рубль) равна одному киловатт-часу, а в 2030 году, с увеличением производства электроэнергии, единица денег будет равна ДВУМ или ТРЁМ киловатт-часам. Цена на электроэнергию для потребителей и будет выражать это соотношение: через номинальное СНИЖЕНИЕ цены на электроэнергию в рублях.

Перевод всей финансовой системы под общественное (государственное) управление, с запрещением занятий финансами, как ведения бизнеса, физическим и юридическим лицам.
Невывод финансов из частных рук при исходном целеполагании – устремлённости к строительству безденежной экономики, оставление инструментов хрематистики «в руках» недовоплощённых до человечности психик просто ОПАСНО, напоминает тушение пожара бензином. Если же понимать, что реальное управление финансами ныне осуществляется с НАДгосударственного уровня международной бандой ростовщиков, то опасность возрастает в несколько раз.

Таким образом, запрет на осуществление финансовых операций кем бы то ни было, кроме общества самого, через введение государственной монополии на эту деятельность, только логично. Любой другой ответ оставляет лазейки для вируса хрематистики.

Запрет на рост количества денег через введение контроля государства.
Существующая ныне парадигма о том, что при росте количества людей, росте производства продуктов и услуг потребуется бОльшее количество денег (ибо больше будет проводиться операций, где и участвуют деньги), а для этого требуется выработать какие-нибудь механизмы для увеличения количества денег, даже не рассматривает вопрос о том, а что будет, если масса денег будет неизменна. Хотя стоит лишь задать этот вопрос, как сразу возникает (и логично) следующий: а как будет справляться с неизменной массой денег, рассредоточенных среди людей, возросшее количество продуктов и услуг, предлагаемых этим людям? Вот как?

На этом месте обычно большинство умов теряется, не переставая мыслить в категориях доход-трата (хотя весь свой доход ТРАТЯТ). А следует лишь подумать над тем, что при снижающихся ценах тот же самый доход будет означать те же самые траты, но на бОльшее количество продуктов и услуг. И сразу возникает следующий вопрос: а почему цены будут снижаться-то? А они начнут СНИЖАТЬСЯ «сами собой» – в силу давления обстоятельств, его ещё называют силой спроса и предложения. Когда товар или услугу НЕ покупают, цена на него снижается, что в условиях снижения цен на ЭНЕРГИЮ (цена на неё номинально будет снижаться при неизменном количестве денег через ввод новых мощностей по вырабоке электроэнергии), вполне терпимо для любого бизнеса, а в условиях безпроцентных кредитов так и вообще лишь ЕСТЕСТВЕННО.

Ключевым в подобной схеме плавного снижения цен является снижение цен на электроэнергию.

Снижение номинального, выражаемого в деньгах, уровня доходов тружеников возможно и БУДЕТ. Но он будет запаздывать по сравнению со снижением цен. Это легко представить, если РАЗВЕРНУТЬ существующий ныне инфляционный процесс, когда цены растут быстрее, чем зарплата или доход, в другую сторону. При неизменности количества денег (денежной массы), увеличение количества продуктов и услуг (увеличение предложения) КОМПЕНСИРУЕТСЯ только тем, чем естественнее всего и компенсировать: снижением цены (подтягиванием уровня предложения в ценах до уровня, который и способен вытянуть съёжившийся, в силу неувеличения количества денег, спрос).

Помощь в снижении «рыночных» цен должно оказывать само государство, через снижение цены на энергию. Этот импульс будет затем равномерно распространяться на весь спектр продуктов и услуг, начиная с самых нужных: питания. А затем перейдёт и на остальные области.

Системное подавление и в конце концов запрет ростовщичества, перевод ростовщичества в уголовно наказуемое деяние.
Ростовщичество неистребимо до тех пор, пока в мире существуют носители психик – личности, предрасположенные к паразитизму (как бы они ни называли этот вид «бизнеса»). Следовательно, запрет на ведение ростовщических сделок в среде, где будут существовать деньги – есть всего лишь сужение поля деятельности с надгосударственного, государственного, бизнес-уровня на уровень частно-приватный. Данный запрет, в условиях остановки роста количества денег, приведёт, если не налагать на ростовщичество карающую длань закона, к тому, что денежные средства достаточно быстро снова будут скапливаться у ростовщиков, и тем вызывать озлобление честных тружеников. Поэтому, в какой-то момент времени, запрет этот скорее будет актом милости и добросердечия от всего общества к неразвитым психикам склонным к паразитированию субъектов.

Реформа налоговой системы (упразднение всех налогов и введение одного, единого налога на транзакцию).
В налогах на доходы нет никакого здравого смысла. Ибо все доходы есть траты. А траты одних – это доходы других, и так по безконечной цепочке обменов результатов труда людей друг между другом. Поэтому перераспределение части эквивалентов результатов труда (т. е. денег) в пользу государства, как выразителя интересов общества, а не отдельных его членов, может и должно происходить на стадии трат людей. Так и удобнее, и целесообразнее, и логичнее, и нет никакого давления на психику. Заложенный в каждую цену каждого продукта или услуги 1% или 2%, который «уходит» государству в бюджет в качестве налога при любой ТРАТЕ человеком своих средств, представляет собой лишь… привычку. И более ничего.

Вопрос возникает лишь о том, а не будут ли люди пользоваться другими РАСЧЁТНЫМИ СРЕДСТВАМИ, пытаясь избежать этого вида «налога» при расчётах друг с другом? Да, будут. И пусть пользуются, пусть люди сами между собой решают, как им друг с другом «расплатиться»: используя «привычный» метод, при котором, как они знают, определённый процент снимается и уходит государству, или как-то по-другому: через бартерные или многоходовые обмены с помощью и использованием придуманных ими единиц учёта или подсчёта. В конце концов, люди для государства или государство для людей?

Кстати: процент, налагаемый на транзакцию, активно используется некоторыми коммерческими структурами (электронных денег), как взимание оплаты с клиента (система вебмани, например – 0,8%) за совершённую транзакцию. Это есть прибыль этой коммерческой организации. «Уберите» вебманю, «поставьте» Россию на её место. «Уберите» прибыль вебмани, «поставьте» бюджет России – и всё станет ясно.

Возникающий вопрос, а станет ли хватать 1% (или 2%) для наполнения бюджета – закономерен. И вырабатывается встречным планированием: сначала надо подсчитать, СКОЛЬКО нужно иметь денег в казне, затем сравнить это с неизменной суммой денег, затем прикинуть, какова оборачиваемость денег – и на основе этого и высчитать исходный процент взимания транзакционного налога, будь он 1-2-3-4-5%. И всё.

Данные шаги могут быть осуществлены последовательно, с сохранением той меры, которая подавляя низменные инстинкты, на которых зиждется хрематистика, одновременно раскрепощает волевые и осмысленные решения людей в плане экономики. Поскольку предстоящие меры достаточно радикальны для пока подавляющего количества людей, то следует назначить время для осмысления предложенного варианта. А также время для создания технической базы для перевода денег в безналичную (электронную) форму и отладку соответствующей инфраструктуры для совершения транзакций с взиманием и безусловным транзакционного налога.

По отношению к внешнему миру новые деньги и новое устройство финансовой системы России будет выглядеть следующим образом:

Конвертация валют. Любые операции с валютами, поскольку в них участвуют фикции-деньги, будь они основаны на энергии или ещё как, это суть неважно, должны облагаться транзакционным налогом в двойном размере: на одну валюту и на другую валюту. Если в обменных операциях участвует больше валют – то на все. Это логично и понятно: любая обменная операция есть продажа и любая же обменная операция есть и покупка. Чтобы не забивать себе по-дуремарски голову, следует их все поставить на налог и точка.

Курсовая стоимость валют по отношению к рублю. Пояснение к исчислению курса российского энергорубля к другим валютам мира: берётся совокупный энергопотенциал (произведённое за год количество электроэнергии) валюты страны и сравнивается с энергопотенциалом России (таким же произведённым за год количеством электроэнергии). Поскольку количество денег в России неизменно, меняется лишь энергопотенциал (при вводе новой мощности по выработке электроэнергии), а в другой стране денежная масса валюты может колебаться (по другим причинам, не зависящим от привязки к произведённой электроэнергии – энергопотенциал этой страны относительно НЕИЗМЕНЕН в каждый конкретный момент), то, если какое-то количество внешней валюты быстро увеличивается БЕЗ изменения энергопотенциала этой страны, то курс её валюты резко падает по отношению к энергорублю (через расчёты правительства). Теоретически, курс энергорубля по отношению к другим валютам мира (при условии неизменности денежной массы России на протяжении длительного периода времени) будет постоянно расти при вводе в действие новых мощностей по выработке электроэнергии на территории России.

Свободный ввод-вывод валют. Простота ввода валют в Россию (оплата 1% от суммы) и простота вывода валют, кроме рублей, из России (оплата 1% от суммы) распространяется на всех агентов международного капитализма и граждан России. Ограничение лишь одно – нехватка нужных валют в казне. Ну, а на нет – и суда нет.

В современной хрематистике появилась, и уже давно, тенденция к постепенному вытеснению наличных денег безналичными. Тенденция эта неумолима и объективна (ибо деньги – есть не что иное, как биты экономической информации, а электронная запись о единице максимально проста!). Завершить переход к электронным видам денег – всего лишь логично.

Проявляется и другая тенденция, которая гораздо менее очевидна – к отказу от ростовщичества, как системообразующему фактору денежной системы, потому что неотказ (и чем дальше, тем больше) ведёт к хаотичному переполнению фикциями-деньгами всей хрематистики, разрушая её изнутри (что мы и наблюдаем в реальности). Назвать его «отказом», наверно, слишком смело, но всё большему и большему количеству людей становится ясно, что выстроенная пирамида долгов, даже с учётом минимализации процентных ставок в Западной цивилизации, ничего не спасёт. Пирамидка-то растёт. Поэтому процент и снижается с тенденцией до нуля.

Ну и контроль над эмиссией (т. е. управление количеством) денег уже давным-давно НЕ находится в руках государственных Центробанков – над ним нет никакого ОБЩЕСТВЕННОГО контроля. Таковой контроль на данный момент лучше всего может быть выполнен только через государственные структуры САМОВЛАСТНОГО государства, в нашем случае – России.

Таким образом, хрематистика неумолимо движется к тому, чтобы самые явные и злокачественные образования ея были отсечены самой жизнью. Этому надо лишь помочь. Подтолкнуть.

Глава третья