Безденежная экономика

Глава седьмая

СЕМЬЯ




Семья рассматривается в данной книге, как первичная и основная ячейка общества людей. Семья обезпечивает рождение и воспитание новых человеков (наряду с остальным обществом, состоящим из семей же), а также поддержание нормальной жизни для людей состарившихся, которые либо более не способны на труд, либо нуждаются в помощи по жизни.

Таким образом семью можно кратко охарактеризовать как три поколения людей, связанных кровным родством: дети, их родители, родители их родителей. Где родители воспитывают младшее поколение – детей, заботятся о старшем поколении – о своих родителях, стареньких. Разрыв между поколениями – уход детей от родителей, отказ родителей от своих родителей, к примеру – рассматривается поэтому как разрушение семьи со всеми вытекающими для ОБЩЕСТВА проблемами.

Помощь общества каждой отдельной семье определяется укладом общества: эта помощь проистекает из того факта, что в некоторых вопросах (образование, жильё, медицинская помощь и т. д.) люди не могут самостоятельно обезпечить свои потребности, а следовательно, лиши общество их такой помощи, то семья, как ячейка общества, будет подвергнута невыносимому и страшному давлению, из-за которого семья может распасться.

Помощь каждой отдельной семьи обществу состоит в том, чтобы воспитывать таких новых людей, для которых мысль, выраженная в первом абзаце, являла собой естественный и нормальный фундамент всего жизнеустройства. Т. е. жизнь каждой семьи, как ячейки-клетки общества, создаёт само общество, как живой организм, состоящий из таких вот клеточек. Чем меньше в организме безжизненных, отмерших клеток, тем здоровее организм в целом. И наоборот.

Эту простую мысль, неоднократно выраженную огромным количеством мыслителей прошлых лет, поэтому стоило обобщить ещё раз, для большей ясности.

Корень экономики дарения, иначе безденежной экономики, лежит не в обществе, а в СЕМЬЕ. Ибо трудно представить, чтобы мама оказывала услуги своему малышу, ещё несмышлёнышу, на возвратной основе: я тебе – молочка грудного дам, а ты мне – в ответ какую-нибудь услугу окажи. Маразм? Да, маразм. Но стоит продолжить мысль дальше, чтобы вот такой маразм всплывал для осмысления по другим ситуациям. К примеру, а когда точно родители могут начать ждать (на возвратной основе) от своих чад того, что они когда-то им дали? Когда? По достижении детьми какого возраста?

Поставленные вопросы для нормального человека глупы, неуместны и выпадают из области человеческих взаимоотношений ВООБЩЕ. Потому что человеческие взаимоотношения родителей и детей определяются не хрематистикой (ты – мне, а я – тебе), и даже не экономикой, а просто любовью. А вот как раз НЕНОРМАЛЬНЫЕ отношения между родителями и детьми определяются именно хрематистикой. Зачастую рядящейся под «экономику».

Но подобные вопросы из категории: где находится грань между естественным оказанием помощи БЕЗ ожидания ответного оказания услуги, встают не только между кровными родственниками. Но и между более далёкими родственниками и просто друзьями. Эту грань, в силу уникальности каждой отдельной психики, каждый человек определяет САМОСТОЯТЕЛЬНО и, самостоятельно же, через преодоление ошибок и неправильных решений по жизни, каким-то образом формирует её.

Выпадение из меры в этом вопросе, т. е. уход от естественного оказания помощи просто так и взятие на вооружение арсенала средств взаимодействия между людьми на основе хрематистики – является непрекращающимся кошмаром повседневной жизни человеков на протяжении веков и тысячелетий.

Можно проследить по истории, что там, в тех обществах, где взаимовыручка, на основе дарения и оказания помощи, была сильна, там был силён и институт семьи. Равно как и наоборот: понижение уровня взаимовыручки означало и разрушение семейственности и, как следствие, колоссальных по своей величине невзгод уже ДЛЯ ОБЩЕСТВА, состоящего из таких семей. Следовательно, существует прямая взаимосвязь между смещением меры, между выпадением из меры в этом вопросе и общих бед общества.

Эта взаимосвязь подтверждается безчисленными личными примерами, наверно, КАЖДОГО человека. Каждому в тот или иной момент жизни приходилось делать выбор между экономикой и хрематистикой в отношениях с другим человеком. И там, где давление общества в виде «непрописанных уложений, общих правил» диктовало человеку поступать по-хрематистически, там где человек склонялся под давлением общества, там изменение меры било по нему же. И наоборот: там, где человек поступал вопреки негласному давлению общественной хрематистически окрашенной «нравственности» и «морали» (поступать по правилам, которые не заведены тобой, а задолго до тебя, поэтому и не тебе их нарушать!), а поступал по-экономически, т. е. оказывая просто помощь, оказывая ПРОСТО ДАРЕНИЕ, там изменение меры как бы умиротворяло бущующие волны страстей и выправляло ЖИЗНЬ.

В нормальной, понимающей, что есть что в жизни, семье вообще-то не принято считать и судить других членов семьи по тому, кто кому чего сделал хорошего и что от кого следует ожидать за это оказанное хорошее. И возникающий вопрос этого ряда (любой!!!) немедленно вносит диссонанс в жизнеустройство любой семьи. Разрушает её изнутри особого рода хрематистическими подсчётами, производимыми в голове каждого человека, и, разумеется, НЕ СОВПАДАЮЩИМИ с точно такими же подсчётами, но уже в голове человека «близкого». А там, где несовпадение, там дрязги, обвинения друг друга, в общем… муть да жуть. Непрекращающаяся психическая пытка.

Как только в семье люди отступают от «незыблемого» правила подсчётов, кто кому чего хорошего сделал, и следовательно, кто от кого может в будущем и ожидать на возвратной основе «платы» за оказанное хорошее, а просто ДЕЛАЮТ это хорошее БЕЗО всякой причины и безо всякой надежды и даже мысли, даже ожидания, что всё хорошее возвратится хоть как-то, то, как по мановению волшебной палочки – наступает ЛАД.

Перенести внутрисемейные НОРМАЛЬНЫЕ взаимоотношения в общество, в так сказать «межклеточные» взаимоотношения (где клетка – одна семья), в общем-то, нетрудно. Ведь всё произрастает из семьи. И, если в семье НЕТ МЕСТА мелочным подсчётам и мелочным придиркам по подсчёту оказания всего хорошего по отношению к другим членам семьи, то вряд ли это можно ожидать и на другом уровне, на уровне межлюдского общения и взаимодействия ВНЕ семьи.

Основным локомотивом утверждения на уровне сознания принципов работы экономики является, правда, вовсе не семья, а общество. Где только в нём можно наиболее наглядным и всеохватным образом культивировать и выращивать безденежность вопреки денежности, экономические взаимоотношения в противопоставлении хрематистическим. Это явление чисто объективное: общественные институты более мощны по сравнению с институтом каждой отдельной семьи, следовательно сигналы от ОБЩЕСТВА, направленные на каждого конкретного человека, а следовательно и в его семью, будут тем более влиять на личную МЕРУ этого человека и на его семью, чем более она отстоит от праведной. А уровень развития общества всегда в нравственном отношении чуть выше «средней температуры по больнице» – среднего нравственного состояния человека, и это тоже объективный показатель. Если бы было наоборот, то человечество бы выродилось за несколько поколений.

Указанные в этой главе взаимосвязи человека, семьи, общества, разумеется, в самой глубине своей, как впрочем и в других вопросах, имеют мало отношения к собственно экономике или хрематистике, а определяются МИРОВОЗЗРЕНИЕМ каждого отдельного человека и общества, из которого уже и проистекает, как дерево растёт от корней, всё остальное. Это важно иметь в виду, чтобы незаметно не подменить мировоззренческие вопросы экономико-хрематистическими. Не заменить шило на философию.

Суммируем взаимосвязи человека, семьи, общества ещё раз: семья – минимальная ячейка общества. Отдельный человек никакой ячейкой общества не является и быть ею не может никогда и ни при каких условиях. Поэтому «свобода» отдельного человека так и пропагандируется на все лады ожиденевшими от самодовольства и собственной глупости индивидуумами. Явление это, пропагандирование свободы индивидуума – временное, направленное на снижение количества человеков на Земле в угоду неправедной библейской концепции. И явление это уйдёт. Но важно при этом понимать, что оно было «включено» лишь в особый сложный период развития человечества, относительно недавно, несколько сотен лет назад, а до этого оно было «выключено» управленцами мира, как абсолютно ненужное. Первым сигналом к «включению» послужили публикации экономистов 18-го века, которые кратко можно обрисовать в следующую концепцию: ресурсов планеты-то маловато, на всех может и не хватить.

Взаимоотношения человека и общества определяются более высоким нравственным уровнем общества ВСЕГДА. Другими словами, статистически чаще себе во вред ошибается отдельный человек, чем окружающее его общество. И хотя эти категории сложно вычислить и ещё сложнее точно охарактеризовать, потому что некоторые ОБЩЕСТВА (цивилизации, государства, народы целиком!!!) исчезли безследно или оставив следы, но всё же исчезли, само наличие общечеловеческого общества, его существование, однозначно показывает на выраженный в первом предложении данного абзаца императив. Или объективную данность.

Взаимоотношения человека и семьи, человека в семье – вот где ещё символически (и не зря!) отображается триединство нашего мира (материя-информация-мера). Если правильно воспринять преемственность поколений, которое в правильной мере возможно лишь с минимальным числом ТРИ: дети (образ)-их родители (материя)-родители родителей (мера), то окажется, что эта символика, эта ипостась НЕЗРИМО влияет на всех нас, и её надо лишь правильно осмыслить.

На уровне безсознательного данное знание присутствует не только в каждом человеке (ибо у каждого есть отец, мать, есть родители их родителей), но и оказывает непосредственное воздействие на мировоззрение людей. Не прямое, но мощнейшее. К оглашению данного знания, сделанного уже много раз огромным количеством людей, следует прибегать ЧАЩЕ, тем более, что оглашение это естественно в высшей возможной мере.